Блог Катерины Панфиловой. Немного моих мыслей и словесных картин :)

Прости.

Здравствуй. Опять я пишу тебе, как ни странно, за эти почти два месяца я говорила с тобой больше, чем с кем бы то ни было...

Два месяца так мало для чего-то другого и так много, когда скучаешь и понимаешь, что ничего не изменить. Мне хочется сегодня попросить прощения у тебя, за себя и, наверно, не только... Слово "прости" постоянно появлялось у меня в голове всё это время и в какие-то моменты неосознанно. Но сейчас, словно прожив за это короткое время снова почти 20 лет, я твёрдо знаю, за что это "прости".

...История в чем-то так похожая на другие, и от этого ещё более горько, — не удержали здесь, когда ещё было возможно.

...Когда светит солнце, твой образ в памяти преломляет этот свет и превращает в тысячи переливающихся радуг. Когда идет дождь, он звучит в унисон той грусти, что была в твоих глазах. Когда слышу твой волшебный голос, жить хочется ещё сильнее...

И нам ещё учиться и учиться жить, жить так, чтобы не было больно, и особенно близким, учиться беречь себя и близких, учиться всё делать вовремя... Спасибо тебе и прости.

Двадцать девять дней назад

Письмо О. Я.


Завтра будет ровно месяц. По тебе нельзя скучать... Но я часто делаю то, что нельзя.

Двадцать девять дней назад утром в голове звучала ваша музыка, я включила её не только в голове и открыла новости...

Ты первый, к кому я обращаюсь так... теперь... не тогда, когда можно было и нужно... с кем говорю, сравниваю мысли, и бесконца спрашиваю... кому пишу теперь такое вот письмо лета.

И сейчас, и тогда настолько всё во мне сопротивлялось осознанию этой мысли, что сначала я просто сказала "нет", потом вчитывалась и всматривалась в то, что было до '98-го, чтобы заглушить, наверно... абсурдно и нелепо, знаю. Понимание стало впитываться, как замедленного действия яд, постепенно и больно. И в то же время, чем дальше, тем больше света в мыслях... знаешь, почему? Потому что думать иначе о тебе не получается. Я назвала тебя для себя Человек-вспышка. Светлая, яркая, красивая, короткая во времени...

Двадцать девять дней назад вечером мой организм дал сильный сбой, и по ночам, когда боль вытаскивала меня из неглубокого сна, я, открывая глаза, каждый без исключения раз видела перед собой твоё лицо с твоей детской ослепляющей улыбкой. Было больно, но она как будто успокаивала.

Всё это время я вдыхала, впитывала каждую капельку света и того, чего ещё не знала, каждую новую неуслышанную ещё нотку твоего голоса, собирала всё это в красивый конверт, с марками, на которых изображены снегири, и это письмо, к сожалению, никогда не отправится и ты его не прочитаешь... по крайней мере пока.

Двадцать девять дней назад я стала ещё капельку старше.

Спасибо за всё Тебе, мой воспитатель романтики, мой драгоценный камушек среди всей этой фальшивой серости... Искренний, чистый, ни на кого не похожий снегирёк с небесным голосом.

images/snegirek_sm.jpg

Life Is Deeper Then What You Think Brother

Когда ты захочешь плакать,

Позови меня...

Я не обещаю тебя рассмешить,

Но я могу поплакать вместе с тобой.


Если однажды ты захочешь сбежать,

Позови меня...

Я не обещаю уговорить тебя остаться...

Но я могу сбежать с тобой.


Если однажды ты не захочешь вообще кого-либо слышать,

Позови меня...

Я обещаю прийти ради тебя.

И обещаю вести себя тихо.


Но если однажды ты позовешь... а я не откликнусь,

Пожалуйста, поспеши ко мне! Вероятно, в этот момент я в тебе

очень и очень нуждаюсь.


Не иди впереди меня — я могу и не пойти за тобой.

Не иди позади меня — я могу и не повести тебя.

Но иди рядом со мной. И будь моим другом.

снова мысли вслух

Как бы научиться не надеяться, не ожидать чего-то конкретного? Чтобы потом не разочаровываться.


Наверно, одна из самых неприятных вещей — разочарование...

И ещё — быть никем для близких людей. Или — глупым ребенком, истеричкой, неспособной, не такой гениальной, не такой рассудительной, не Такой...

Чем больше я хочу Понимать, тем меньше это получается. Всех и всё оправдываю, виню себя. Стараюсь прятать поглубже свои личные переживания, а получается только хуже. Стараюсь тише красться по ночной кухне, а получается ещё громче...


А ещё задумалась, что бы это могло значить... порой ловлю себя на желании вновь испытать это ощущение... первого раза. Не в пошлом смысле... А первого прикосновения, первого поцелуя, руки в руке.

Наверное, это очень плохо.

Я идущая рядом

В моей жизни люди стали растворяться. Уже давно, просто сейчас снова об этом задумалась. Но не так, как сахар в чае, придавая ему сладость, или соль в супе, без которой он был бы пресным. А так, почти растворяться — как песок... отправляясь тяжёлым осадком на дно.

В общем, я не против... Это лучше, чем получать негативные эмоции, но продолжать общаться. В последние разы я даже заметила небывалую лёгкость, которой раньше точно не могла похвастаться в таких ситуациях. А ещё научилась не впускать обратно тех, кто "одумался". Думаю, люди по сути своей не меняются, что бы ни происходило в их жизни... поэтому — смысла нет.

Но есть те, кого терять не боюсь... но не хочу. С которыми, как бы ни взвешивала на чашах плохое и хорошее, последнее перевешивает. Наверно, я справилась бы и научилась жить и без этого... Но какой смысл отказываться от того, что облегчает возможность дышать, от того, что вызывает на лице улыбку, настоящую, а не ту, которая из вежливости или грустная... от того, с кем мысли такие, каких с другими не появляется в твоей голове, с кем узнала столько новых красок...

Только главное, чтобы этот кто-то понимал... Что я никогда не буду вести или плестись позади, быть ведомой или дополнением. Я — идущая рядом.

Казань. Куда пойдём

Места:

1. Кремль (целый комплекс разной архитектуры и просто интересное и красивое место с историей)

2. Дворец земледельцев (само здание — настоящий дворец и прилегающая зона уютная)

3. Парк Горького (большой парк, который имеется в любом городе, просто уютное зеленое место)

4. Центр семьи Казан (сам интересный и забраться на его смотровую стоит)

5. Голубые озера (пока фиг знает, как добраться, но оно того стоит))

6. Татарская слобода (место, где ощущаешь себя минимум на 20 лет в прошлом, в хорошем смысле, тишина, сплошные традиции)

7. Ул. Пушкина (просто интересная большая улица, мы по ней часто в первый раз ходили, вот и запомнилась в первую очередь)

8. Сад Эрмитаж (не была, сама хочу)

9. Набережная (ну как без этого:) В прошлом году её продолжали строить, надеюсь, в этом году там будет ещё лучше)


Кафешки:

1. Облепиха (необычный интерьер (как и у большинства Казанских кафешек), просто приятное заведение)

2. Дом чая (рядом с "домом", ну и статейку про него я кидала)

3. Рест.На крыше (открылось недавно, просто на всякий случай, уж больно фотки красивые и отзывы хорошие))

4. Рок-стар бар или iБар (в первом бывает музыка, в прошлый раз были "Битлы", второй просто понравился, тоже на всякий случай)

5. Пироговая "Булка" (ну это если случайно окажемся рядом, на Б. Красной, то просто нельзя не зайти, там очень вкусная выпечка, классная обстановка и, если повезёт, очаровательная официантка Лиза:)

Закономерность #n

Как же это смешно выглядит, когда люди под псевдофилософскими размышлениями и "драмой" сбитых ориентиров прячут свою трусость и элементарную слабость, не дающую признаться честно и простыми словами, что на этом Общение Исчерпано.

Про время

Такое вот странное ощущение времени.

Вот уже где-то около месяца, чуть больше или меньше, не суть... Можно сказать — всего. Для большинства этот отрезок времени показался, или показался Бы на моём месте, абсолютно обычным. Для меня же эти несколько недель оказались очень наполненными. Странным образом это совпало с отсчетом от дня рождения. Недели, наполненные мыслями, эмоциями, как никогда за последнее время, какой-то восторженностью происходящим и гиперболизированным восприятием... чем-то оглушающим и вдохновляющим...

И вот в течение этого времени некоторые вещи вспоминаются, как произошедшие уже так давно, а на самом деле они порой имели место пару дней, максимум неделю назад. И это продолжается до сих пор. Иногда это дает какие-то, на подсознании, маленькие надежды, иногда забавляет, а иногда пугает...

Нежность

Иногда снятся предметы, дороги, какая-то муть, тревожные берега, холодный песок, знакомые и не очень места... а иногда снится нежность. Вот просто она... и практически ничего больше.

...Проживаешь, проснувшись, с ней день, понимаешь, что ты её, оказывается, взял с собой тогда в сон... Да, перед сном она робко топталась у двери из твоего сердца, уже почти шагнула за неё, но тут дверь небрежно толкнули, прищемив ей тонкие пальцы. Она улыбнулась, подула на них и пошла туда, где ей Можно и не страшно. И там была она и светлые улицы, залитые весной и гитарным перебором отдаленных голосов и смеха, она и кто-то или что-то такое близко-далекое, она и... да просто она.

И ты до сих пор буквально осязаешь её чуть глубже, чем кожей.

Do It, Try It © M83

Изображение

Первый автопортрет, которым я почти довольна сама:) Вообще не люблю всяких там полумер и "почти", но в случае с личным творчеством всегда оставляю задел в каком-то смысле... Идеального ничего не бывает, да и думаю, всегда нужно стремиться к лучшему.


Тут многое из меня. Не всё, конечно. И не все всё поймут, но с некоторых пор меня это волнует далеко не в первую очередь...

Хочется одиночества

Впервые в жизни хочется одиночества. Не в том "болезненном" значении, когда люди страдают из-за него, или думают, что страдают... Просто в каком-то смысле остановиться, отстраниться, побыть с самой собой. Получить удовольствие от самой себя. Никуда, ни к кому не спешить, идти только к себе навстречу. Кажется, сейчас я понимаю, что мне этого достаточно...

Качели-2

Я НЕ ДОЛЖНА ДЕЛАТЬ ТО, ЧЕГО НЕ ХОЧУ.

А ещё я должна быть разумнее и взрослее, пора уже...

Только кому я вообще что-то должна?..

Последние несколько недель живу на одних эмоциях, а в перерывах сама от себя офигеваю, а потом продолжаю, и уже хочется просто взорваться.

сказка #n

Жил-был на свете один маленький маньяк. Он был очень опасен, и, абсолютно серьёзно, — его многие боялись.

Как и у каждого уважающего себя маньяка, у него был свой "почерк преступлений", или другими словами, его отличительные черты.

Ну так вот, одни его боялись, потому что он носил с собой такое оружие, как обострённая честность и прямота. Других пугал его изощрённый метод садизма, пытка умными словами.

Ну и добивал, бил на поражение маньяк своими чувствами — такой вот странной и страшной штукой, как, например, любовь. Её бедные люди боялись особенно.

И вот, замучив и убив таким образом почти всех вокруг себя, маленький маньяк остался один. И это одиночество его однажды превратило в зверя с полосатым хвостом, скачущего по звёздам в небе. Но всё же часть его из прошлого осталась. И зверёныш смотрел на мир маньячными глазами, всё-таки надеясь, что и в них кто-то что-то когда-то увидит близкое и своё...

06.08.13

(Не)наше время

Очень хочется вернуться ощущениями в тот момент, в котором взяло начало Наше время. Это почти недостижимо, и большинство людей при всём подобном желании ругают такие мысли... Но я чувствую, что если этого не сделать, то Наше время закончится насовсем. Не нужно буквально, я не настолько наивна...

Мы слишком много знаем друг о друге, чтобы быть теми, что раньше, и не знаем ничего. Стало слишком много пятен в нашем космосе не только на солнце. Солнечные бури уносят совсем не туда... куда раньше уносила лишь одна мысль о Нас, от которой внутри всё утопало в неге и замирало дыханье.

Нет, это не привычка, не жалость о потраченном времени, я знаю, что пока еще удерживает нечто бОльшее... я настолько наивна...

* * *

я не люблю спины. не люблю видеть человека, развернувшегося и уходящего от меня

Про счастье-2 © чьё-то

Однажды велосипедист, автомобилист и байкер увидели на дороге "Счастье", сидящее в яме.

— Велосипедист подошел к яме и попросил у Счастья денег. Счастье одарило его деньгами, и он уехал счастливый.

— Автомобилист попросил красивую женщину. Тут же получил и умчался вместе с ней вне себя от счастья.


А байкер наклонился над ямой:

— Что тебе нужно? — спросило Счастье

— А тебе что нужно? — спросил байкер.

— Вытащи меня отсюда, — попросило Счастье. Байкер протянул руку, вытащил Счастье из ямы, сел на мот и поехал прочь.

А Счастье поехало за ним следом...

Хьюстон, у нас проблемы...

Хьюстон, у нас проблемы...


Понимаете, Хьюстон,

здесь, где нет других людей,

социальных взаимодействий и эмоциональных привязанностей,

стерильной суеты супермаркетов,

сотен и тысяч лиц, что окружают тебя повсюду,

здесь остаешься только ты.


Один среди всей этой пусто-ты и темно-ты.


Удвоение одиночества, Хьюстон,

это когда не с кем разделить

и нет возможности поделиться,

потому что есть только ты и этот мир,

не имеющий ничего общего с разумом,

чувствами,

словами.


Медленные танцы галактик,

доверчивая обнаженность лун

и снежное кружево звезд —

все это лишь неловкие эпитеты,

которым никогда не передать Настоящее,

и, понимая это, ты остаешься в полной тишине.


Наедине с красотой.


Отбой, Хьюстон.

Мне кажется, что проблемы — у вас.


© Маленький товарищ Микки-Маузер

Не о жалости

...А есть ли вообще такое явление как "вовремя"? Как порой хочется вырвать из времени и в бесконечной нежности прижать к себе то, что не замечал, ослеплённый чересчур яркими и порой аляпистыми красками, что оставлял на потом, думая, что оно никуда не исчезнет. Нет, сейчас ты, наверно, не сидишь и не кусаешь локти в приступах жалости, ты же не умеешь жалеть, просто ловишь себя на мысли, что у тебя было "тогда" и "сейчас". Это как скучать по свежести дождя, от которой убегал под слишком яркое солнце, так быстро иссушившее что-то внутри.

* * *

Как же глупо порой всё заканчивается. Настолько, что даже эмоции в ступоре — как на это реагировать. Настолько, что даже не верится в то, что было до этого.

Осознаёшь, восхищаешься, как всё закономерно, сбалансированно происходит в этой жизни, как она прекрасна даже в мелочах... да что там "даже" — особенно в них, и тут же натыкаешься на такое нелепое несовершенство нас же самих, людей, творящих это всё...

Похоже, даже самый верный себе и своим словам и принципам человек, имеет удивительно противоречивую природу. Почему мы говорим "да" и отталкиваем, почему хотим тепла и срываем с себя даже последние лоскутки нежности, почему мы бежим от того, что для нас — воздух, и задыхаемся?..

Одно на двоих

Вас никогда не было.

Вас и сейчас нет.

Ваши глаза цвета неба,

Глаза чайного цвета…


**

—…Вы сумасшедшие! Но я вас всё равно люблю… — она поцеловала его, не вставая на цыпочки, в уголок рта, провела ладонью по её щеке, бледной и нежной, спокойно развернулась и ушла.

Вышла, словно после долгого заточения в тёмном подземелье, из мрака коридора в поток солнечной улицы, в мешанину людей, в кричащую, словно младенец, весеннюю зелень, в слишком лёгкий и прозрачный тёплый воздух… Глубоко вздохнула, настолько глубоко, что кольнуло что-то в груди, около сердца. Подняла глаза к солнцу. Долго безболезненно смотрела на него. «Может быть, я уже ослепла», — подумала она. — «А этот светящийся диск только в моей памяти. Я его уже не вижу… И не слышу — это только шум в ушах, потом будет отдалённый звон, а потом пустота и ничего. Я потом оживу. Это так всегда. Умираю, оживаю… снова умираю (просто убивают)… снова оживаю… это даже иногда надоедает…»


*

Он стоял, прислонившись спиной к кремово-белой стене под аркой. Его было два. Одного из них большинство снующих туда и обратно людей просто не замечало, или не обращало на него внимания; второй являлся некой необходимостью. Нет его — чувствуешь что-то вроде ломки, дискомфорта, неполноценности… не своей, конечно, а всего окружающего… а есть он — всё становится ещё более странным и необъяснимым.

Невысокий, светлый силуэт, горельефом выдающийся из стены… Лампа дневного света, освещающая его во мраке коридора, — ничто по сравнению с морем света за пределами помещения.


…В замке ждут…

…Ждут наверху, этажом выше, двумя…

…Куда…


Две пары глаз. Цвета тёплого льда и холодного чая. Обе пары всегда перед глазами, но на яву появляется каждый раз только одна. Или чаще всего — одна. Но вроде бы так даже проще. Вторая… не видит… Но знает?

Он говорит «ты», а в это время думает «она»…

А «она» в это время думает о них. О чём ещё остаётся думать? Больше никого и ничего нет. Вот если не будет их… или… если забыть о них… то появится всё.


*

Одна сигарета на двоих. На сооружении, призванном изображать место для сидения, полно места, но они на нём только вдвоём.

Люди стоят. Буйство речи и драки жестов. Туман в солнечную погоду. Скользкие улыбки и недоверчивые взгляды неуверенных глаз.


Любимая игра ассоциаций.

— Звуки.

— Тишина.

— Вопрос…

— Отчаянье?..

— Дым.

— Свобода…

— Не хочу!

— Я тоже.

— Солнце моё… Солнце — моё.

— Он?

— Он…

— Пойдём…


*

Она сидит на полу в квадрате солнца в кубе своей комнаты. Глаза — не мигая в квадрат окна. Бесцветные струйки по щекам. Раньше она никогда не плакала от физической боли, только если по сердцу. Оно у неё больное. И сейчас — не от боли, ни от какой. Просто солнце режет по глазам остриями своих лучей. Бессовестное. Даже не прикрыто облаками.

Ветер, вором забравшийся в окно, листает страницы книг на полу. Изваяние девушки, скрывшей лицо в ладонях. Вероятно, тоже мокрое от слёз лицо. Сидящий демон. С открытым торсом и в синих джинсах. Остатки вина в бокале на слишком богатом столе со стружкой лимонной корки. Они в Голландии все что ли так чистят цитрусы?..

Забыться и тушью изрисовать всё вокруг… стены, пол, всю бумагу, которая есть в доме, дорисовать шедевры в книгах на полу.

Но ничего не получается. Они снова перед глазами. Настолько отчётливо, что страшно. Протягивает руку и, конечно, не ощущает никого и ничего.


*

Почему они мучают друг друга?

— Сегодня утром солнце было… одно на двоих… я и кто-то стояли в пятне солнечного света, а другим не досталось… Весело?

— Вообще… Интересно, сегодня Солнце будет одно? На двоих?..

— Не думаю… вчера не было тебя… А знаешь, как плохо было?


*

И что же получается?

«Бессмыслица…»

Мир некачественен.

Люди несовершенны.

И в том их преимущество друг перед другом.

Ты, а на самом деле — она…

Даже интересно. Нечто подобное игре. Без чётко установленных правил.

На полу — обрезки бумаги, забракованные листы, злостно исчерченные красной и черной тушью. «Интересно, сколько килограммов новой бумаги можно сделать из всей этой моей макулатуры…»

«Ненавижу солнце, особенно когда в глаза. Как она может смотреть на него минутами? Интересно, от чего у неё в эти моменты слёзы?.. Я так же влюблена в дождь, как она в солнце… как мы в Солнце…»


*

«Работать и забыть обо всех».

Многим кажется, что обстановка в его дом, а особенно в комнате, никак не располагает к мыслям — хотя бы мыслям — о работе. Только думать, уходить куда-то… назад… и потом — по прошлому — вперёд… чувствовать.

«Она нашла меч и так трепетно хранит его… Умница.»

Везде солнце. На светлых стенах. В блеске металла… В зеркалах. Даже в закрытых глазах. «Как много видишь, когда закрываешь глаза… Намного больше, чем с открытыми. Я ни разу не видел их двоих… а сейчас — два лица. Две пары глаз. В одних — слёзы от солнца, другие мокрые от дождя.»


**

«Сегодня нужно положить всему конец», — подумала она. — «Не знаю, говорят, что в дождливый день удача рядом… Я бы лучше подзарядилась от солнца. Да, девушка на батарейках… Хорошо, что работаю не от электричества, а то сейчас бы заискрила… Шучу сама с собой. Как смешно. И глупо.»

Мрачная улица. Хотя совсем утро.

«Что лучше: встретить его до неё или… вместе? Одна я решительнее. Будь что будет. Пустить всё на самотёк. А ведь я этого так не люблю…»

Она спускается по лестнице. Постоянный сумрак и прохлада этого места всегда её веселят. Прибавляют бодрости.

«Я встречу его сейчас…»

Она сходит с последней ступеньки и лицом к лицу встречает его. В его руке блестит своим стеклом прозрачный сосудик с кристально чистой водой.

«То, что нужно».

— Ты нужен мне сейчас, но ещё больше — то, что в твоей руке, и это — сначала…

Она улыбается. Уже в ответ на его улыбку.

Она делает глоток протянутой им воды. Отнимает от губ горлышко, но одна бесценная капля ускользает от неё и стекает, задержавшись на нижней губе. Она поднимает руку, чтобы вытереть, но он перехватывает эту тонкую горячую руку.

— Подожди.

Он касается её губ своими и осушает эту каплю…


А вдалеке — знакомый силуэт третьей, всё прекрасно понимающей и не понимающей ничего. Она идёт и удивлённо улыбается. Она стоит рядом. Он… одну наполовину не отпустил из объятий, другую крепко держит за руку.

— Мы должны решить, — не поднимая лица говорит та, что в объятьях.

Вторая молчит — не желая сдаваться. Ей очень нужна она и она очень любит его.

— Мы можем просто быть вместе, — говорит он.

Тут её словно бьёт током, она вырывается из его объятий, мгновенно почувствовав, сколько мыслей (и сколько из них — ценных) пронеслось в её голове.

Глаза второй загораются при его словах…


—Вы… сумасшедшие! Но я вас всё равно люблю… — она поцеловала его, не вставая на цыпочки, в уголок рта, провела ладонью по её щеке, бледной и нежной, спокойно развернулась и ушла.

Вышла, ожидая, что окунётся в дождливую улицу. Но она была обманута. Впервые хотелось дождя. Но она вышла из мрака коридора в поток солнечной улицы…


Возлюбленная дождя

Что дальше будет?

Дождь разбудит.

Дождь заставит

внизу оставить

всё, к небу взвиться

и не разбиться...

Лицо подставить

и представить...

что будет после?..

Всё было просто.

Лепил одежду,

довольно нежно,

одежду к телу —

оно немело

в объятьях мокрых

дождя... продрогла?..

Море города (2004)

В грусти прилунили фонари.

Город одиноко притуманился,

Ждёт, чуть задремав он, озарения —

Сколько до зари ещё осталось?..

Небо задождило мелкой брызгой —

Плачет о надеждах обезлунивших.

Грусть его туманна и изысканна,

Так грустят лишь... города, осунувшись.

Дрожь во взгляде у иллюминаций —

Перед днём рабочим пыль вдыхали;

Им мешать коктейли из абстракций,

Чтоб лица отраженьем полыхали...

Грустно. Отуманен кем-то город —

Может, оттого он и в печали...

Жить бы и тоскливость брать измором,

Только море города устало.

* * *

...А потом начинаешь рассматривать и заглядывать с новых сторон, открывая в себе всё новые и новые, кажущиеся забытыми старыми, мысли и ощущения. Видишь новым взглядом те самые улыбки, черты, изменения в выражении, движения, такие знакомые, такие Те, но настолько Сейчас.

Это правда похоже на порыв ветра, который поднял в воздух упавшие листья, или оживил запахи, которые уже перестаешь замечать, или расшевелил мирно тлеющие угли. И ты подставляешь ему лицо, вдыхая свежесть и едва уловимые легкие нотки Вчера, неизбежно подхваченные этим потоком, уверяя себя в том, что он не настолько силен, чтобы поднять тяжелые взвеси и осколки оттуда же.

Город Фейерверков

Пару дюжин месяцев меня не было в этом Городе Фейерверков... месяцев, каждый из которых по-особенному звучал в звонках телефона, уходил в отправленных сообщениях и начинался в полученных, застывал на фотографиях и таял с последними нотами любимых песен. Какая-то сила потянула меня выйти, проезжая мимо, на его станции... На ней, как и прежде, звучит музыка и тёплый ветер играет моими волосами и распахивает дверцу магазина с ловушками снов, чувств, бенгальскими огнями и фейерверками, приглашая зайти...

...Они снова в моей голове (голове ли?..), ослепляют и оглушают... и я в секундах от того, чтоб броситься наперегонки с ветром в эту игру света, танцующих теней и полунамёков...

* * *

Удивительное ощущение. Когда спустя какое-то время что-то возвращается в твою жизнь, когда ты за это время уже уверился, что ни разу не думаешь об этом, что полностью вытряхнул из головы все мысли, связанные с этим ушедшим... А потом распахивается окно и врывается ветер, и все кувырком. Я краду это сравнение, уж очень оно мне близко...

И вот тут происходит самое интересное... Ты начинаешь задумываться о том, что оно не вернулось, оно просто снова встретилось на твоей дороге. Тебе кажется, что ты чувствуешь это как раньше, но ощущения не повторяются... это просто память.

Яндекс.Метрика